Опубликовано

РАННЕЕ ХРИСТИАНСТВО, ЯЗЫЧЕСТВО И РУНЫ.

 Сейчас на дворе у нас 21-ый век, конституции и законы многих стран носят светский характер. Но до сих пор адепты тех или иных религий и различных культов «ломают копья» чья вера «истеннее», чей «бог» правильней, каждый второй называет своего оппонента «еретиком» и «сектантом».

К сожалению, эта грызня не обошла стороной и тему Рун и Рунического Искусства. Ибо невежи, возомнившие себя «истинно-верующими», отождествляют Руны и «язычество» как единое целое.

Я уже в своих публикациях неоднократно писал, что Рунами пользовались все: и «язычники», и т.н. «ведисты», да христианская церковь никогда Рунами не брезговала. В 20-м веке применение Рун практиковалось и на государственном уровне, например в нацисткой Германии.

Руны – это энергии, кто умеет, тот ими (энергиями) и пользуется. И ни к какому вероисповеданию они не относятся. Эгрегор Рун носит Природный, Космический характер, в отличие от религиозных эгрегоров, созданных людьми.

Дамы и Господа, в связи с вышесказанным позвольте предложить вам небольшие выдержки из курса Религиоведения Владимирского Государственного Университета (курс лекций АРИНИНА Е.А.), где приводятся интересные факты о раннем христианстве и предшествующему ему «язычеству».

«В Римской империи не отдавали абсолютного приоритета той или иной философской теологии, религии, вероисповеданию или нефилософскому, магическому культу.

Уважались в определенной мере традиционные культы и учения (теологии), всех завоеванных народов.

При этом решающая роль в признании или непризнании легитимности (законосообразности) теологических систем или культовых практик отводилась представителям римской имперской администрации, как своего рода «религиоведам».

Термин «religion» в древней латыни, согласно Цицерону, должен был обозначать полезные государству легитимные верования и культы, противопоставляемые вредным, «суевериям», при этом первые предлагалось поддерживать, тогда как вторые – искоренять.

Римские чиновники интересовались не столько самим по себе учением, сколько вытекающими из него практиками и социальными аспектами поведения адептов.

Раннее христианство обвинялось чиновниками Римской империи в «атеизме» в связи с тем, что христиане «не поклонялись статуям богов-покровителей городов и императора, и не приносили жертв», признавая Бога лишь в Иисусе Христе, Сыне Бога.

В евангельской «Нагорной проповеди» принципиально важны внутреннее убеждение и настрой человека. В целом все евангельское благовестите носило сердечный и эмоциональный характер проповеди сострадания, не стремясь к особой логической стройности и законченности, оно выражало скорее призыв к новым, нарождающимся в хаосе имперской жизни, образам личностного самоутверждения. Все, кто оказался вне установленного античного иерархического порядка, находили себе здесь утешение.

Первые христиане представляли себе всех людей равными перед Богом,

равными духовно своей ответственностью за выбор жизненного пути, сознанием своего несовершенства, рабства внутреннего.

Утверждение христианства в качестве единственного имперского государственного культа в V веке н.э. приводит к началу гонений на другие

теологические системы, которые стали рассматриваться как «язычество»,

«суеверия» и ложные (а потому – опасные) религии (псевдорелигии, религиозные суррогаты, духовные подделки, обман, ловушки для невежд и т.п.).

Наряду с таким, дистанцирующимся с Миром Античности как миром гонений, варварства и жестокости, утверждается и диалогичное отношение к античному наследию, которое мы встречаем у одного из наиболее видных ранних апологетов Юстина (Иустина) (ок. 100 – ок. 165). Он не отрицает за языческой философией права на мудрость, но считает ее мудростью низшего порядка по сравнению с мудростью христианской. Он объясняет это тем, что языческая философия элитарна, в то время как христианская мудрость открыта всем.

По мере становления христианства как Православной (правильно славящей Бога), Единой (Кафолической, Вселенской, Всемирной), Святой, Соборной и Апостольской Церкви формируется ее «канон» (свод положений, носящий нормативный характер, выражающий правила понимания вероучения, обрядности и церковной организации), начинается борьба с уклоняющимися от общепризнанной нормы учениями («ересями») и исповедующими их объединениями, сообществами («сектами»).

В этой связи очень интересен «Словарь русского языка» С.И. Ожегова, где он даёт следующие пояснения значений этих слов:

«Секта»:

  1. Религиозная община, отколовшаяся от господствующей церкви.
  2. перен. Группа лиц, замкнувшаяся в своих мелких, узких интересах.

«Ересь»:

  1. У верующих: отклонение от норм господствующей религии, противоречащее церковным догматам.
  2. перен. Нечто противоречащее общепринятому мнению, пониманию.
  3. Нечто ложное, вздор, чепуха».

 

Многообразие имперских традиций и культур начинает унифицироваться,

складываясь в новую духовную церковную общность, рождающуюся в

острой полемике различных групп между собой.

В широком смысле само христианство возникает как множество иудейских

сект, так или иначе восходящих к благовествованию Иисуса Христа и противопоставляющих себя ранее господствовавшим традициям жречества

Иерусалимского Храма.

Изданный в 313 году Миланский эдикт уравнял христианство с другими религиями Римской империи. Император Феодосий издает указы, провозглашающие христианство официальной религией Римской империи (390 г.) и запрещающие «языческие» культы (392 г.).

Кстати, крайне интересный факт для всех любителей спорта: в 394 году отменяют Олимпийские игры как «языческую мерзость», противную духу христианства, а император Юстиниан своим декретом (529 г.) изгоняет из Афин всех философов и риторов.

Сооружается храм святой Софии в Константинополе – главная церковь, символизирующая единение, гармонию земли и неба, государства и церкви, великолепное архитектурное сооружение – одно из новых чудес света. Начинается переориентация мироотношения миллионов людей с античного созерцания безличного «космоса» на деятельное участие в творческой активности трансцендентного и непостижимого личностного Бога, создается новый уровень духовной атмосферы в обществе, повлиявший на всю человеческую культуру.

Драматизм истории христианства показал всю сложность достижения этого нового уровня в развитии человечества. Распад христианского сообщества на могущественные противостоящие конфессии (православие, католицизм, протестантизм) и кровопролитные межконфессиональные войны привели к поискам новых форм универсализма и уникализма, к реформированию самого христианства и к формированию современной светской, секулярной культуры.

 

В XVI веке появляется анонимный трактат «О трех обманщиках», который тайно переписывается в больших количествах и получает широкую известность. Здесь, как и во многих других рукописях того времени, формируется новое отношение к религиозности как таковой. Неизвестный автор утверждал, что как христиане не верят рассказам мусульман, что Магомет получил Откровение от Бога, так и любому здравомыслящему человеку следует признать, что не только Магомет, но и Моисей, и Христос, и любой «новый создатель религии наперёд должен быть заподозрен в мошенничестве».

Подлинное счастье обретается на пути следования Природе, тогда как корыстолюбивые служители выдуманных культов только наживаются на своем обмане «дураков», профанов, невежественных простых людей, которые вынуждены трудиться на них, не располагая ни свободным временем, ни знаниями для разоблачения обмана.

Также эту тему затрагивал Эразм Роттердамский, «оракул Европы», к которому за советами обращались даже папы и государи, он написал знаменитую сатиру «Похвала Глупости», где едко высмеиваются церковные предрассудки.

Религия, конечно же, не наука, но и ей присуща мировоззренческая

функция, она тоже создает свою картину Мира, более того, научная картина Мира сама возникает только благодаря тому, что ей предшествовала эта

«ненаучная» картина, христианская и языческая, дохристианская. Это не

значит, однако, что наука – это деградировавшее христианство, дефектная

религия, искажение подлинной картины Мира, как это следует из позиций

некоторых форм конфессионализма.

В разные исторические периоды и в разных цивилизациях соотношения религии и науки были различны, но в самом общем плане можно отметить, что религия – это видение Мира человечным, или видение за Миром НАЧАЛА, «образом и подобием» которого является Человек, хотя понятие этой «человечности» очень сильно различается в разных конфессиях (Троица и нирвана), тогда как для науки характерно видение человека «природным», происходящим из бесчеловечных, неантропоморфных, натуралистических, безличных Начал».